Романы о войне в Японии

Романы о войне в Японии
Автор:

Интересное воплощение, по единодушному мнению японской критики, нашла тема войны в произведениях Кёко Хаяси. Ее «Бриллиант и стекляшка» (Гиямап бидоро), так же как и два рассказа, «Лето 1945 года» (Сева нидзюнэнно нацу) и «Дым» (Кэмури), только на первый взгляд представляются бесхитростными повествованиями о жизни семьи. На самом деле это глубоко психологическое исследование трагедии человека, пережившего атомную бомбардировку. Еще совсем девочкой героиня увидела своими глазами, как атомная бомба разрушила Нагасаки. Это так потрясло ее, так врезалось в память, что вся последующая ее жизнь проходит под знаком этой трагедии. Все происходящее с ней и окружающими она рассматривает сквозь призму этой катастрофы.
Столь же единодушна японская критика в высокой оценке романа Комэо Кояма «Поминальник» (Тэнкибо). Это роман в новеллах — форма для сегодняшней японской литературы необычная, хотя в XVII в. она была чрезвычайно распространенной. Каждая новелла посвящена тому или иному человеку или событию. Отец, друг, погибший на войне, одноклассник, покончивший жизнь самоубийством, военный, казненный как военный преступник,-таковы герои некоторых новелл, составляющих произведение Кояма. Совершенно ясно, что Кояма написал «Поминальник» не просто для того, чтобы рассказать о своих умерших друзьях. Он видит свою задачу в том, чтобы еще раз напомнить людям о войне, предостеречь от новой.
Вспоминая об умерших, не обязательно погибших на войне, но так или иначе попавших в ее водоворот, автор рассказывает о поколении, пережившем войну, которая оставила на нем свое страшное клеймо. Произведение Кояма — роман и одновременно документ. Оно напоминает исповедь оставшегося в живых, миссия которого — рассказать правду о мертвых. Вот почему документальность — органическая необходимость такой прозы. Вместе с тем было бы ошибкой утверждать, говорит критик Д. Кавамура, что она должна быть генеральной линией развития японской литературы. Документ не может подменить художественного осмысления действительности, поэтому абсолютизировать его было бы ошибочным.
Тема войны в японской литературе всегда была тесно переплетена с темой ответственности за военные преступления. Достаточно вспомнить «Белый обелиск» (Сирой то) Томодзи Абэ и «Море и яд» (Уми то докуяку) Сюсаку Эндо, в которых красной нитью проходит мысль, что моральная гибель человека страшнее гибели физической.

share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *